Меню



Александр Храпуцкий
,
Партнер, адвокат

Максим Жуков,
Адвокат

Белорусский подход к оценке эпидемий и экономических шоков как форс-мажора и существенного изменения обстоятельств

Опубликовано: Arbitration.ru, 18 апреля 2020
Пандемия коронавируса COVID-19 продемонстрировала, насколько существенным может оказаться влияние эпидемий на экономику. Меры, которые принимаются государствами в целях ограничения распространения вируса, влияют на возможность ведения бизнеса, а также на договорные отношения сторон. Ограничительные меры обнажили сразу несколько проблем:
  • запрет на въезд и выезд из стран делают невозможным надлежащее исполнение обязательств, которые связаны с непосредственным оказанием услуг и выполнением работ иностранными гражданами на территории государств, которые ввели ограничения (к примеру, строительство, пусконаладка оборудования иностранными специалистами, проведение инспекций, гарантийное обслуживание и т.д.);
  • тотальный контроль и карантинные меры влекут увеличение сроков или вовсе невозможность пересечения границ, ввоза и вывоза товаров в определенные города и местности, а также ставят под вопрос функционирование самих компаний и производств;
  • запрет на экспорт определенного медицинского оборудования и лекарственных средств;
  • ухудшение экономического состояния компаний создает риски несвоевременного исполнения платежных обязательств перед контрагентами;
  • предсказываемая рецессия мировой экономики может привести к нестабильности рынков, увеличению рисков девальвации валют и негативного финансового результата для сторон
Все это потенциально может стать причиной лавинообразного увеличения числа юридических споров и неисполнения обязательств вследствие «эффекта домино» в рамках цепочки производителей, поставщиков сырья, комплектующих и готовой продукции, а также их потребителей. Услуги и строительство тоже не остаются в стороне от кризисных явлений.

Эта статья посвящена оценке данных условий на примере белорусской судебной практики и законодательства Республики Беларусь с точки зрения:
  • непреодолимых обстоятельств, влекущих освобождение от ответственности (форс-мажор);
  • оснований для изменения или расторжения договора (rebus sic stantibus, или существенное изменение обстоятельств).

Общая оценка правового регулирования

Регулирование форс-мажора в белорусском законодательстве ограничивается упоминанием непреодолимой силы в ст. 372 Гражданского кодекса. Указанная статья определяет, что, если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Из этого можно сделать несколько выводов:
  • по общему правилу непреодолимая сила является основанием для освобождения от ответственности, но не расторжения или изменения договора, равно как не освобождает от исполнения соответствующих обязательств. Вместе с тем стороны на основании принципа автономии воли могут непосредственно в договоре предусмотреть форс-мажор как основание для расторжения или изменения договора;
  • форс-мажор определяется как чрезвычайные и непреодолимые обстоятельства. Однако стороны свободны определять перечень тех обстоятельств, которые являются таковыми, в договоре и устанавливать иные основания для освобождения от ответственности.
Расторжение и изменение договора по общему правилу возможно в случае существенного изменения обстоятельств, которое определяется ст. 421 Гражданского кодекса Республики Беларусь как изменение такого характера, при котором стороны не заключили бы договор или заключили его на существенно отличающихся условиях, если бы разумно предвидели их. Изменение и расторжение договора на этом основании осуществляется только в судебном порядке при одновременном выполнении следующих условий:
  • в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  • изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени добросовестности и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям гражданского оборота;
  • исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  • из существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Практика применения форс-мажора

В реальности стороны при разрешении споров по праву Беларуси нередко пытаются ссылаться на наличие форс-мажорных обстоятельств. При этом белорусская судебная практика отличается большим числом дел, где наличие форс-мажора не установлено. К таким ситуациям, в частности, относятся:
  • отсутствие товаров и денежных средств;
  • нарушения и правомерные действия со стороны третьих лиц;
  • изменения законодательства;
  • действия налоговых, таможенных органов, проведение проверок.
Белорусское законодательство исходит из оценки в качестве форс-мажора трех групп событий и явлений:
  • природного характера (пожары, наводнения, иные природные катаклизмы, эпизоотии и эпидемии);
  • социального характера (военные действия, массовые беспорядки, акты терроризма, аварии, забастовки);
  • юридического характера (запреты на осуществление деятельности, эмбарго, санкции).
В нынешней ситуации и сама эпидемия, и ряд ограничительных мер могут рассматриваться как форс-мажор с точки зрения законодательства Республики Беларусь (к примеру, запрет на вывоз товаров медицинского назначения, запрет на пересечение границ иностранцами, строгие карантинные меры, направленные на прекращение деятельности организаций, ограничения на перевозки и т.д.). Однако при оценке данных обязательств в трансграничных отношениях необходимо учитывать ряд условий:
  • хронологию: запреты и ограничения должны возникнуть после того, как стороны приняли на себя соответствующие обязательства. Если же стороны приняли на себя обязательства после введения ограничений, они не будут являться форс-мажором;
  • степень абсолютности запретов и ограничений: обязанная сторона не может организовать процесс исполнения обязательств таким образом, чтобы обойти запрет или ограничение государства (критерий непреодолимости). Таким образом, сторона не может исполнить обязательство объективно;
  • непредвидимость ограничений. Вопрос по данному критерию может возникнуть в случаях, когда договоры были заключены уже на стадии начала эпидемии или когда государства начали применять ограничения и существовала реальная вероятность применения подобных ограничений в иных странах мира;
  • непосредственное влияние на возможность исполнения обязательств;
  • тесная взаимосвязь обязательства с личностью должника и невозможность привлечь к исполнению третье лицо в государстве кредитора.
При соответствии всем указанным критериям ситуация c COVID-19 в рамках исполнения трансграничных обязательств может оцениваться как форс-мажор с точки зрения законодательства Республики Беларусь. С точки зрения внутренних взаимоотношений в рамках страны ситуация менее благоприятна, поскольку в данный момент белорусское правительство не применяет строгие ограничительные меры, а проблемы вызваны либо экономическим состоянием должника, либо сложностями в исполнении обязательств третьими лицами. Обе указанные причины сами по себе не являются форс-мажором для обязательств между сугубо белорусскими контрагентами.

25 марта 2020 года БелТПП уже высказывала мнение в части относимости пандемии COVID-19 к форс-мажору:
    Коронавирус или возникшие в его связи эпидемия и пандемия сами по себе не могут являться обстоятельствами непреодолимой силы, но таковыми могут признаваться ограничительные и другие меры, направленные на предотвращение распространения коронавируса и его последствий и возникшие после заключения конкретных договоров.
    БелТПП намерена рассматривать специфику каждого конкретного случая в целях определения наличия или отсутствия форс-мажора.

      Исполнение договора в условиях девальвации и изменения состояния рынка и экономики

      На фоне пандемии COVID-19 изменилась и экономическая конъюнктура. Мировые рынки отличаются крайней волатильностью и нестабильностью, в особенности ухудшилась ситуация на валютном рынке постсоветских стран, в которых национальные валюты существенно девальвировались к доллару США и евро. Речь идет о потенциальном мировом экономическом кризисе, который будет влиять на договорные отношения сторон, а также экономические последствия исполнения ранее заключенных контрактов.

      Такие ситуации, к сожалению, не редкость для белорусской практики, и достаточно устойчивый подход судов к оценке девальвации, невозможности приобретения валюты и кризисных явлений в экономике существует с 2012 года.

      При оценке данных обстоятельств Высший хозяйственный суд Республики Беларусь как суд кассационной инстанции в деле № 54-6/2012/419а/579К отказался признать девальвацию и невозможность приобретения иностранной валюты существенным изменением обстоятельств в понимании ст. 421 Гражданского кодекса Беларуси. Соответственно суды всех инстанций отказали в расторжении договора по указанным причинам. В качестве мотивов такого решения суд назвал следующие:
      • предпринимательская деятельность является рисковой. Изменение курсов валют – обычный риск, естественный для предпринимателей;
      • сторона имеет возможность предотвращения подобных рисков в форме страхования рисков, закрепления в договоре соответствующих положений, связанных с изменением стоимости валюты, принятия мер к досрочному исполнению обязательства;
      • девальвация валюты (как изменчивость состояния рынка и экономической конъюнктуры) в принципе является предвидимым сторонами обстоятельством и является характерной чертой экономических процессов.
      Примечательно, что в данном деле имел место отказ продавца от поставки вследствие уменьшения доходности, вызванной девальвацией. Таким образом, суд установил невозможность отказа от исполнения обязательств в натуре в силу экономических причин.

      В случае если речь ведется об исполнении денежных обстоятельств, ситуация и выводы принципиально не меняются. Сторона не может отказаться от договора или потребовать изменения его условий вследствие девальвации или невозможности приобрести валюту в необходимом объеме (хотя второе обстоятельство в зависимости от контекста ситуации можно оценивать в аспекте освобождения от ответственности).

      Говоря о концепции непреодолимых обстоятельств (форс-мажора), необходимо подчеркнуть, что белорусская практика в принципе не рассматривает изменение состояния рынка, девальвацию и сложности в приобретении валюты как непреодолимые обстоятельства и основания для освобождения от ответственности. К примеру, в решении Хозяйственного суда Гродненской области по делу от 15 мая 2012 года № 16-11/2012 изменение курса национальной валюты в условиях мирового финансового кризиса не было сочтено форс-мажором.

      В принципе, государства ранее и в данный момент не применяли и не применяют мер, связанных с тотальным запретом осуществления платежей в валюте иностранным контрагентам, а также приобретения валюты как таковой. Невозможность оплаты или приобретения валюты обычно вызвана особенностями состояния рынка (доступностью валюты) или функционирования банковской и валютной системы. По логике указанного выше решения такие экономические обстоятельства не соответствуют критериям форс-мажора по следующим причинам:
      • они не препятствуют исполнению обязательств в натуре и денежных обязательств (с некоторыми оговорками относительно невозможности приобретения валюты);
      • они являются обычными и, следовательно, предвидимыми;
      • они не относятся к непреодолимым (к примеру, валютные запасы могут быть сформированы сторонами заблаговременно, платежи в преддверии кризисных явлений и ограничений могут осуществляться досрочно и т.д.). Таким образом, сторона должна предпринимать все меры и использовать все возможные варианты для исполнения своих обязательств по договору.
      По этим причинам при применении белорусского права не следует рассчитывать на экономические изменения как основание для отказа от договора, его изменения или освобождения от ответственности при неисполнении или ненадлежащем исполнении. На практике в Беларуси стороны стремятся самостоятельно урегулировать все экономические риски специальными положениями:
      • закреплением в договоре права стороны отказаться от договора в случае девальвации валюты или изменения цены на рынке;
      • закреплением механизма автоматической корректировки цен при изменении курса валют на определенную величину, а также плавающих цен в зависимости от состояния рынка;
      • включением в договор инфляционных оговорок, а также оговорок, которые позволяют корректировать цену при изменении налоговой нагрузки;
      • закреплением специального порядка действий в случае возникновения сложностей с приобретением и перечислением иностранной валюты из одного государства в другое.
      Иными словами, защищенность сторон в контексте экономических шоков и изменений является задачей самих сторон договора и требует предусмотрительности на стадии его заключения.

        * Статья подготовлена для Arbitration.ru по состоянию на 18 апреля 2020 года.

        ** Статья предоставляет общую информацию и не должна рассматриваться как юридическая консультация.
        Партнер Адвокатского бюро "Лекс Торре" адвокат Храпуцкий А.Ф. Специализация: Международный коммерческий и инвестиционный арбитраж. Языки: белорусский, русский, английский
        Александр Храпуцкий,
        Партнер, адвокат
        a.khrapoutski@lextorre.com
        Моб. +375 29 677 11 44
        Тел. +375 17 250 90 26
        Максим Жуков, адвокат Адвокатского бюро "Лекс Торре"
        Максим Жуков,
        Адвокат
        m.zhukov@lextorre.com
        Моб. +375 29 191 63 10
        Тел. +375 17 250 90 26

        Еще о форс-мажоре:

        Является ли COVID-19 основанием для освобождения от ответственности за срыв срока поставки? Наступает ли ответственность в связи со срывом поставки из-за COVID-19? Об этом публикация в журнале "Юрист" помощника адвоката Валерии Сильченко.
        Читать...

        У Вас есть вопросы и
        нужна качественная юридическая помощь?

        Обращайтесь!